Дамаск Леопольда Бернара

Настоящий ценитель ружейной охоты всегда мечтал о ружье со стволами именно такой стали. Дамаск... Сегодня он стал историей.

Теперь стволы охотничьего оружия изготавливают из специальных ствольных сталей, так называемых литых, в которые кроме железа и углерода входят кремний, хром, марганец, молибден, никель, ванадий и другие элементы. Какое-то время самые лучшие сорта дамасков еще соперничали с литой оружейной сталью. Но более дешевое производство последней, в конце концов, вытеснило дамаск. И все же… О нем не забыли. Коллекционные раритеты со стволами из дамаска стоят баснословных денег. В них своя изюминка. Они необычайно легки и обладают изумительным качеством боя.

К истории вопроса

В 1744 году была опубликована брошюра герцога Люйинского, где он описал составные химические части дамаска, который выделывался в странах Востока. Однако указанный им сплав, казавшийся идеальным с теоретической точки зрения, на практике ожидаемых результатов не дал, лишь доказав, что для выделки дамаска ничего другого, кроме железа и стали, применять нельзя.

Время Бернаров

На рубеже XVIII—XIX веков мастер-сверловщик версальской оружейной мануфактуры Николай Бернар получил задание изучить вопрос о дамасковых стволах. Ему и суждено было стать первым в Европе мастером, который в 1804 году получил положительные результаты своих изысканий. Однако же имя его оставалось никому не известным. На первых стволах из Парижа, изготовленных способом дамаска турецкого, были клейма владельцев производства Леклера и Ренета, тогда как Николай Бернар, связанный с версальской мануфактурой, не мог иметь собственного дела.

Только с ликвидацией версальской оружейной мануфактуры Ле-Паж дал ему деньги на производство своих стволов. Но в 1821 году обстоятельства заставили их расстаться. Еще два года Николай Бернар работал у Ренета, прежде чем в 1823 году сумел наладить свое производство.

Главными его сотрудниками стали сыновья Альбер и Леопольд. Последний и стал его единственным преемником в 1835 году.

Леопольд Бернар, будучи человеком большого дарования и удивительного прилежания, сумел по-настоящему развернуть дело, связанное с технической находкой отца. Так что в истории осталось его имя.

Сложности на пути к высокому качеству дамасков заставляли его искать все новые и новые комбинации, пока в 1849 году он не получил необходимые для оружейной промышленности результаты — дамасковые стволы, с тех пор называемые стволами Бернара, обозначаемые его личным клеймом.

Весь мир признал превосходство этих стволов. Лучшим доказательством их превосходства стало появление различных подделок под клеймо Бернара. Особенно этим постыдным делом страдали льежские (Бельгия) производители — как с появлением дамасков Бернара, так и в более позднее время.

Выделка дамаска

Прежде из специальных стали и железа изготавливались прутья четырехугольной формы. Затем их складывали рядами по восемь штук таким образом, чтобы между стальными лежали железные. Всего в заготовке должно было быть 64 прута. Если посмотреть на нее с торца, получалась шахматная доска с белеющими клеточками стали и темнеющими железа.

Пакет заготовки, доведенный калением добела, под машинным прессом превращался в полоску металла шириной в 7–9 мм. Уже они скручивались в спираль с углом не более 45°. Из трех таких жгутов выковывали ленту, которой обвивали навойник. Эти операции составляли основную фазу изготовления дамаска Леопольда Бернара.

Тут многое зависело от мастера, который должен был с большой точностью наложить спиральную ленту и выковать ствол ударами молота.

Металл, навойник, молот и руки мастера — вот что определяло создававшиеся чудесные стволы. Но был и еще нюанс. Первичная заготовка в 64 прута нагревалась при ковке только дважды, не более, иначе металл терял свои качества.

Скручивание полосок под углом в 45° сохраняло неприкосновенными «фибры» стали и железа. В турецком же дамаске, несмотря на всю красоту витка, жгуты перекручивались, вследствие чего терялась крепость стволов. Он и делался всего из 21 прута вместо 64 у Бернара. Вообще, число прутьев в турецком дамаске варьировалось в зависимости от того, какой сложности хотели получить рисунок витка.

Изготовленную ленту стволовщик навивал на круглый цилиндр (навойник) 15 мм в диаметре, который предварительно покрывал слоем мягкого железа в 8/10 его толщины. С концов виточная лента, чтобы исключить вибрации при ковке, припаивалась. Нагрев производился за один раз в треть трубки.

Когда ствольный материал был достаточно скован, а накаленный ствол помещен в особое углубление наковальни, помощник стволовщика менял навойник и ударял по трубке с обоих концов, чтобы предотвратить расползание в длину по спиралям ленты. Это у французов называлось «стокажом».

Достижения Бернара

Леопольд Бернар известен еще и как изобретатель строгальной машины, обрабатывающей полученную ствольную заготовку. В Бельгии для обработки стенок ствола применяли точильную машину, темп работы которой был выше. Однако она значительно уступала в качестве, правильности выделки стенок ствола строгальной машине Бернара, что особенно важно для дробовых ружей, ствольные стенки которых тоньше винтовочных и штуцерных и оказывают большое влияние на уровень вибрации стволов и общий вес ружья.

Леопольд Бернар имел безусловный успех на всех оружейных выставках, где принимал участие. На выставке 1855 года он удостоился от французского правительства кавалерийского креста ордена Почетного легиона, а на выставке 1867 года — офицерского креста того же ордена.

Отсюда понятно, почему орден Почетного легиона фигурирует в клеймах на стволах Бернара.

1870 год стал для выдающегося мастера последним. Он умер от оспы, эпидемия которой тогда охватила Париж. Но дело продолжила его вдова в сотрудничестве с главным помощником Бернара, племянником Николаем Бернаром, располагая мастерские там же, на 12-й улице Вильжюст.

Новое дыхание

В 1884 году основные парижские оружейные фабриканты, озабоченные идеей навсегда сохранить выделку великолепных стволов Леопольда Бернара, выкупили у вдовы и фабрику, и саму фирму. Было образовано акционерное общество под председательством известного производителя Форе-Ле-Пажа, преемника старинной фабрики Ле-Паж. Секретарем общества стал Гастинг-Ренетт, тоже хороший фабрикант-оружейник. Так дело Леопольда Бернара получило новое дыхание. К чести новых владельцев, они не погнались за барышами, а продолжили принцип создателя французского дамаска — безупречное качество стволов с клеймом Л. Бернара. Прибыль поступала к ним уже от готовых ружей, основное достоинство которых было обеспечено именно стволами с маркой Л. Бернара.

Через два года после реорганизации стволовня Леопольда Бернара стараниями новых акционеров переехала на авеню-де-Версаль, 129. Там был построен завод с тиром в 65 метров, что являлось для Парижа нововведением.

Были сохранены все мастера Бернара, а прослужившие 30 лет на его производстве награждены правительственными медалями. Витые стволы из дамаска Леопольда Бернара имеют лишь «один сорт» и одну категорию. Все остальное — суррогат. Стволы выпускались настолько законченными, что их оставалось лишь подогнать к коробке, отшлифовать сверху, зарубить крючки сообразно с затвором в имеющихся выступах, окрасить, и ружье готово!

На новой фабрике Л. Бернара находилась испытательная станция ружей. Здесь опробовали стволы и ставили после испытания клейма.

В кузнечном цехе шла подготовка черновой заготовки. В строгальном — строгались, точились, шлифовались, паялись и проходили все остальные операции, накопленные опытом десятилетий. Но даже на новом производстве Л. Бернара сохранялся дух старого времени, потому что берегся крепко заложенный мастером принцип добросовестного подхода. Те части обработки, которые требовали особого отношения, никогда не выполняли машинным способом. Только ручная искусная работа и культ качества!

Теперь осталось немного фабрик, где искусство ручной работы господствует над дешевизной и количеством. И уж если кому повезет встретить ружье с клеймом фабрики Леопольда Бернара, считайте, что вы получили оружие со стволами наивысшего качества, даже относительно сегодняшнего дня. Дамаск Бернара, и этим все сказано.

Клейма

Действительными из клейм с именем л. Бернара признаются только те, которые имеют надписи: «Леопольд Бернар, стволовщик в париже» (Leopold Bernard, Canonier a Рaris) (Рис № 2) и «Альбер Бернар, стволовщик в париже» (Albert Bernard, Canonier a Рaris).

Стволы, изготовляемые в Льеже, имели такую надпись: «Е. Бернар, стволовщик в Париже».

Сначала Евгений Бернар сам выделывал стволы в Бельгии. Затем стал ставить свое клеймо на любые стволы за «мзду». Есть стволы и просто с именем «Бернар». Это тоже подделка. Для оправдания подделок бытует мнение, что-де существует несколько видов и сортов дамаска Л. Бернара. Это уловка махинаторов.

После Л. Бернара фабрика выпускала стволы, шлифованные внутри вдоль и поперек. Первые были дороже в связи с более сложной технологией обработки, хотя качество ствольного материала в обоих случаях одинаково. Шлифовка вдоль обеспечивала более высокую степень обработки и ее чистоту. Такие стволы Ле-Паж заказывал стволовне для очень дорогих ружей, предназначавшихся высоким персонам. Заметим, что среди клиентов Ле-Пажа традиционно был Российский императорский двор.

С 1901 года стволовая фабрика Л. Бернара, учитывая пожелания охотников средних возможностей, выпускала удешевленные стволы, производимые по шаблону, допускающему лишь изменения длины. Они уже не имели надписи «Леопольд Бернар, стволовщик в Париже». Клеймо их содержало две буквы — L. B. с короной и новой надписью «Ствол из Парижа».

Процесс выделки ствола

Первоначальная заготовка для выделки дамасской стали, 64 прута, между стальными лежат железные (Рис № 2).

Заготовку нагревали, а затем сплющивали машинным прессом в полоску шириной 7–9 мм (Рис № 3).

Полоску сворачивали в жгут, а из 3-х жгутов выковывали ленту (Рис № 4).

Спиральная лента накладывалась на навойник и затем кузнецом выковывался ствол (Рис № 5).

Иван Касаткин

Другие материалы на тему охоты, рыбалки и туризма читайте на нашем сайте ]]>«Охотник и рыболов»]]>

foto no 1
foto no 2
ris no 1
ris no 2
ris no 3
ris no 4
ris no 5
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (3 votes)
Тэги: оружие