Золотой век древнего искусства

Наивысшего развития, и в особенности в художественном отношении, золотое и серебряное дело получило в Греции — в стране, где культ прекрасного стоял на первом плане и где созданы были те типы красоты и гармоничных пропорций, которые до сих пор служат недосягаемыми образцами.

Весьма вероятно, что первые золотые и серебряные изделия явились в Грецию с Востока и из Египта при помощи предприимчивых и подвижных финикиян, которые вели обширную морскую торговлю по берегам Средиземного моря и в Греческом архипелаге. Однако нет сомнений, что и сами греки весьма быстро научились искусству выделывать золотые и серебряные вещи, и развили искусство это до большого совершенства.

Воспетое мастерство

Прочтем Гомеровы описания щита Ахиллеса. Вся почти XVIII Песнь посвящена этому чуду золотых дел мастерства. Не говоря уже о разнообразии и чрезвычайном богатстве рисунка и орнамента, обратим внимание на то, что щит этот был составлен из нескольких металлов: золота, серебра, меди, олова и даже железа. Это свидетельствует о немалых технических познаниях мастеров того времени и их искусстве применения спайки, чеканки и гравировки.

Подобно Гомеру, также Гесиод оставил нам весьма подробное описание вооружения Геркулеса, которое по сложности и красоте своей превосходит щит Ахиллеса. Кроме драгоценных и других вышеприведенных металлов здесь употреблены в дело и слоновая кость, и камни. По описанию, особенно отличался щит, украшенный горельефными фигурами, столь мало касавшимися плоскости, что, по словам поэта, они казались как бы свободными. Такой трудный прием работы не может не доказывать особенной ловкости и искусства в мастерах древней Греции.

Хотя в и нельзя признать, чтобы воспетое этими поэтами чудное вооружение действительно существовало именно в том виде, в каком оно описано. Как и нельзя не допустить, что само существование такого описания доказывает, что мастера того времени были очень искусны и знакомы с весьма хитрыми и сложными приемами работы. Впрочем, наклонность к обоготворению была столь развита в древних греках, что не удивительно, что Гомер и Гесиод приписывали богам изготовление воспетых ими чудесных произведений.

Оставляя, однако, в стороне времена героические, обратимся к более достоверным событиям. Искусство, идя в Грецию с Востока, впервые развилось, как мы уже имели случай упомянуть раньше, на островах Архипелага, и в особенности на острове Самос. Здесь работали в VIII столетии до Р. Х. искусные золотых дел мастера, из коих особенно замечателен некий Феодор, бывший, по-видимому, золотых дел мастер богатого Креза. Геродот приписывает именно ему выделку всех тех драгоценностей в виде священных сосудов, утварей и т. п., которые были пожертвованы настолько же богатым, насколько и суеверным царям Дельфийского оракула.

Статуя Минервы

Греческие мастера создали и так называемое хризолефантинное искусство, состоявшее в том, что материалом ему служит не исключительно драгоценный металл, а смесь его со слоновой костью — веществом, ценившимся и в древности весьма высоко. Этот прием работы был в большом почете у греков. До нас дошло описание статуи Минервы, заказанной в V веке до Р. Х. афинянами — бессмертному Фидию. Вышина этой статуи была огромная — 6 саженей. Прилагаемый восстановленный рисунок этого произведения дает о нем понятие. Голые части тела были из кости, а драпировка — из золота. Кроме огромного количества слоновой кости, употребленной на сооружение этой статуи, одного золота пошло более чем на миллион рублей по номинальной его стоимости. Чтобы не давать повода к недоразумениям относительно количества металла, употребленного на это дело, а равно и его постоянной сохранности, Перикл, как представитель народа, приказал сделать статую так, чтобы золотые части ее могли бы сниматься. Когда статуя была готова, он предложил публично взвесить драгоценный металл, что и оказалось достаточным для успокоения подозрительности афинской черни.

Нельзя обойти молчанием и миниатюрное воспроизведение этой статуи, созданное стараниями и на средства любителя — археолога, герцога de Luynes. Этот ученый человек и вместе с тем искусный художник тщательно изучил все написанное об этой статуе. И при помощи скульптура Симара и золотых дел мастера Дюпоншеля после восьмилетних трудов блестяще окончил свою задачу. Восстановленное ими произведение гениального греческого художника фигурировало на всемирной выставке 1885 года, а затем было перенесено в замок Дампьер, обычное местопребывание герцога, где оно и представляет собой одно из лучших его украшений.

Кроме Минервы, существовало еще множество статуй хризолефантинной работы. Например, Юпитер Олимпийский, сидящий на своем троне из слоновой кости, черного дерева, золота, серебра и драгоценных камней, Венера Уранийская, Минерва Эрганская и немалое число других меньших статуй, украшавших греческий храм, особенно храм Юноны.

Греческое наследие

Что касается золотых дел мастерства примененного собственно к домашней утвари, богатой меблированной и украшениям, то древняя Греция обладала лучшими как в техническом, так и особенно в художественном отношении мастерами. Упомянутый выше Феодор с острова Самоса — этот, так сказать, отец греческого золотого дела, оставил после себя не менее искусных мастеров‑художников. Во времена Перикла, когда искусство достигло апогея своего развития, особенно был известен некий Каламис, оставивший немалое число своих изделий. Наиболее известны были его вазы, украшенные барельефами и дорого ценившиеся не только в Греции, но и в Риме. Мы не будем перечислять здесь множество дошедших до нас имен греческих мастеров того времени, скажем, только, что обстановка зачастую роскошной женской жизни, потребности храмов и т. п. давали им обширное поле для деятельности и изобретательности. Несмотря, однако, на это обстоятельство, лишь самое незначительное число произведений дошло до нас, и редкий музей может похвастаться обладанием образчиками работы славных веков греческого искусства.

В последнее, впрочем, время число перешедших в наши музеи этих драгоценных остатков греческого искусства довольно значительно увеличилось благодаря талантливым и неутомимым раскопкам Шлимана, производимым в Греции и Азии. В Мицене археолог этот отрыл гробницу Агамемнона, в развалинах Трои — нашел клад Приама. Не споря о том, действительно ли открытая в Мицене гробница — есть гробница Агамемнона, а найденный клад — клад Приама, нельзя не радоваться появлению на свет Божий немалого числа чрезвычайной красоты сокровищ, вышедших из мастерских три тысячи лет тому назад. В петербургском Эрмитаже можно видеть замечательное произведение греческого искусства. Это серебряный кувшин с весьма прекрасной орнаментистикой и целым рядом сцен укрощения скифами своих степных коней.

Д. А. Сабанеев, 1879 год

Голосов еще нет