Эпоха роскоши

Древние дворцы

Рим отличался особыми богатствами золота и серебра. Однако сам по себе он производил мало. Большая часть драгоценного металла в слитках и изделиях поступала сюда в качестве военной добычи.

Вспомним трофеи, привезенные в Рим Луцием Сципионом, Павлом Эмилием, Лукуллом и др. Первый привоз в Рим, по сказанию латинских писателей был 35 пудов серебра в изделиях и множества драгоценных сосудов, весом около 40 пудов. Описанный Плутархом триумфальный въезд в Рим Павла Эмилия после победы в Македонии, поражает обилием привезенных драгоценностей. Три тысячи человек несли серебряную монету, взятую с неприятеля: деньги же эти заключались в серебряных урнах, и вместе с ними представляли стоимость около 3-х миллионов рублей. Золотая монета помещалась в 77-ми урнах. Труппа воинов несла на руках множество драгоценных по материалу и работе ваз, кубков, чаш и т.п. А за ними 400 золотых венцов, поднесенных победителю побежденными городами, и огромный, золотой, украшенный драгоценными камнями кубок, составлявший жертву богам от счастливого триумфатора. По исчислениям, общая стоимость всех этих сокровищ превосходила сумму 15 миллионов рублей. При триумфе Лукулла, ввезено было в Рим, кроме множества слитков золота и серебра, двадцать колесниц серебряной посуды и тридцать две — золотой.

Греческие традиции

С основанием Римской империи и упрочнением могущества Рима наплыв драгоценностей в новую столицу еще более увеличился. Беспрестанные войны с народами цивилизованного мира того времени сосредоточили в столице империи сокровища Иерусалима, Греции, Карфагена. Набеги же римских легионов на народы, обитавшие к северу от Италии и именовавшиеся варварами — также дали Риму немало драгоценностей. Примером этому служит добыча Сервилия Цения, захваченная им в Галлии и превышавшая ценностью 30 млн. рублей.

Такой усиленный и долго продолжавшийся наплыв драгоценных металлов не замедлил вызвать в Риме ужасную роскошь. Материала было много, и Рим, сделавшись центром цивилизованного мира, воспринял от павшей Греции созданные ею идеалы изящного и в первые два-три века существования империи стремился сохранить их в возможной чистоте. Конечно, греческое искусство, перенесенное в другую страну, обставленное иными условиями, не могло остаться столь чистым как на своей родине, тем не менее, оно еще долгое время сохраняло свои традиции.

Римский быт

Первые императоры особенно щедры были на драгоценные металлы. Золото и серебро употреблялось в необыкновенном обилии даже в постройке дворцов, которые строили себе пресыщенные и обезумевшие от гордости тираны. После знаменитого пожара Рима, Нерон выстроил себе баснословный по роскоши дворец. Его колонны тройного ряда портиков, тянувшегося целую версту, были украшены золотыми полосами с инкрустациями из разноцветных камней. Балки потолков также были обиты золотыми листами. Термы вмещали в себя серебряные ванны с серебряными же кранами и т.д., и т.п.

Калигула ковал лошадей своих серебром, а Поппея жена Нерона, ездила на золотой колеснице, везомой лошадьми с золотыми подковами. Столовые сервизы, украшение комнат, мебель, туалетные вещи и прочее также были сделаны из драгоценных металлов или чистых, или искусно перемешанных между собой.

Не только сами императоры и их жены позволяли себе такую роскошь, но и аристократия, особенно женщины. Они соперничали между собой в блеске своей обыденной и общественной обстановки. Модницы того времени не хотели спать иначе как на кроватях с золотыми и серебряными инкрустациями. Мелкая мебель и принадлежности туалета, а их было не меньше, чем у кокеток нашего времени, — все должно было быть из драгоценного металла и притом изящной работы.

Богатые люди обращали особенное внимание на роскошь столового убранства. Мало того, что их сервизы также должны были быть из золота и серебра, они еще придавали особенную ценность вещам старинным и преимущественно греческим. Некоторые любители приобретали такие предметы за огромные суммы, намного превосходящие действительную их стоимость. Собственники, украшая обеденный стол такими вещами и потчуя в них гостей вином, ни упускали случая похвастаться ими. Например, Калигула обладал будто бы чашей, из которой употреблял Александр Македонский.

Первые антикварии

Древний мир, как и большие города нашего времени, имел своих антиквариев, которые вели выгодную торговлю старинными сосудами и прекрасно умели оценивать художественное и историческое достоинство попадавшегося им в руки товара. Сатирик Марциал очень забавно жалуется, что ему приходится во время трапезы постоянно выслушивать генеалогию каждого поставленного на стол сосуда, хозяин которого не церемонился никогда возводить его приготовление ко времени Ахиллеса и Дидоны.

Высокая ценность старинных изделий этого рода не могла не вызвать и подделок: они производились часто в широких размерах и достигали замечательного совершенства. Но независимо от этих изделий римские золотых дел мастера, удовлетворяя преобладающему вкусу публики, вообще не производили ничего самобытного и довольствовались изучением греческого искусства, его способов работы, а также копировали лучшие произведения греческих и сицилийских мастеров.

Драгоценные находки

Безумная роскошь Рима в известной степени проникала иногда очень далеко за пределы его. Римские полководцы и проконсулы, привыкшие ко всем прихотям изысканной жизни, любили окружать себя в своих походах и провинциях, по возможности той же обстановкой, какой пользовались в столице. Конечно, не всегда победа оставалась за пришельцами, и тогда римские драгоценности попадали в руки варваров. Могло это произойти и вследствие других случайностей, — столь непредвиденных во время войн и походов в незнакомые страны.

Поспешное бегство также заставляло завоевателей зарывать свои золотые и серебряные вещи, чтобы охранить их от алчности туземцев, а также в надежде достать их впоследствии. Конечно, подобное случалось редко, но, тем не менее, только ими можно объяснить находки, которые были сделаны в странах весьма отдаленных от Рима, например, в Германии, по берегам Дуная и т.п. Одна из наиболее значимых таких находок — без сомнения клад Гильдесгеймский в Ганновере, открытый несколько лет тому назад. Клад этот состоял из 70 предметов: принадлежностей столового сервиза, кухни и даже меблировки, например, треножника, канделябров и т.п. Особенно поражала большая серебряная патера. Вещь эта или греческой работы, или весьма искусное подражание ей. В выделяющейся фигуре легко узнать по ее атрибутам — Минерву. Не менее интересный клад был найден в 30-х годах текущего столетия во Франции, в Эрском департаменте. Он состоял из 60 предметов, в числе которых были и прекрасно сделанные из серебра статуйки. При этом особенной красотой и тщательностью работы отличалась статуйка, изображавшая Меркурия. Из числа отдельно найденных такого рода предметов нельзя не упомянуть о великолепной золотой патере, открытой в окрестностях Ренна во Франции, и о так называемом щите Сципиона. Великолепное блюдо или поднос вытащили сетями со дня реки Роны около Лиона, лет двести тому назад. Эти вещи, как и другие, по изображенным на них сюжетам и стилю, без сомнения, греческого происхождения, или римские копии греческих оригиналов.

Закат древнего искусства

Однако римское искусство не особенно долго держалось в первоначальной своей чистоте, и в последние два века империи оно заметно стало клониться к упадку. Многие тому были причины: избыток роскоши всегда вредит чистоте стиля. Для удовлетворения огромной потребности, потакая капризному и избалованному вкусу любителей, художники прибегали к новым мотивам и приемам в ущерб вечным, неизменным законам прекрасного. Беспрерывный наплыв в Рим и распространение в публике с триумфом привозимых из разных стран драгоценностей возможных стилей, конечно, в конце концов, должны были сбить с толку и извратить понятие о действительно прекрасном. Происходило это не только в среде публики и любителей, но и в среде художников, в мастерских которых безупречные в художественном отношении греческие образцы мало-помалу вытеснялись массою новых — сомнительного достоинства.

Когда же в начале четвертого века от Р.Х. столица Римской империи перенесена была из Рима в Византию, и Италия сделалась страною, которую несколько веков терзали или внутренние смуты, или нашествия иноплеменников, собственно римское искусство и вместе с ним и золотое дело пало. Оно возродилось со временем, но при других условиях приняло иной характер и направление. Византия же, сделавшись столицею христианства и заняв место языческого Рима, создала новое самостоятельное искусство, так называемое византийское. Впоследствии оно повлияло и на саму Италию.

Д.А. Сабанеев, 1879 год

Голосов еще нет